• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:36 

Привиделось такое: я китаец, что бредёт среди коридоров старого заводского здания в компании других. Шаримся по складам, собираем какие-то старые сигнальные огни, краны, что-то ещё. Всё это в сопровождении немецких бойцов в противогазах, что смотрят на нас, словно на больных.
Я запихиваю в холщёвый вещмешок какие-то съестные продукты, сигналки, да иду к ангару, где меня ждёт некое подобие угольных тачек, нагруженных металлоломом. Вижу как какой-то другой китаец касается рукой сидушки железной, да та вся словно в отработанном масле становится. Третий (выглядел он как менеджер) проводит рукой по этому маслу и начинает визжать так, словно бы его ужалила полутораметровая оса. И тут я понимаю, что второй был болен, да оставил там какую-то заразную слизь. Паника. Люди кашляют, задыхаются, толкают друг друга. Я ведь и сам трогал эту слизь, а всё ещё живой… странно.
Подбегаю к окошку, что на уровне пяти метров надо мной и как заправский акробат взбираюсь на уступ (вижу слева дверь в медицинский кабинет. И какому дураку нужно было делать её так высоко?), да начинаю бить руками стекло. Чувствую как течёт кровь по левой ладони (это ощущение не прошло и с моментом пробуждения), достаю из торбы масло (!) и начинаю выбивать им стекло. Получилось, я выпрыгиваю в ближайший куст, что ещё не обзавёлся листвой. Смотрю на здание красного кирпича, что я только что покинул и в окне (я же его выбил!) вижу анимешную девочку лет пяти-семи. Смотрит на меня невинным глазёнками, потом словно мелькает и на её лице злая гримаса, потом опять назад и вижу как какой-то паринёк (тоже рисованный) отрывает ей голову (без крови, словно бы пластилиновую). Отчего-то в голове мысль, что то была моя сестра.
Проснулся с жутким чувством паники.
Когда уснул второй раз видел лесбийскую эротику…
Seagull, я подумываю поменяться назад.

02:46 

Я слышал весть о том, что красная нить крепнет. Хвалю того, кто её тихонько вьёт.

22:27 

Сегодня удивительно приятный день!
Все глупости, оказывается, так легко разбиваются о несколько хороших слов! Честных, добрых, настоящих слов!
Делайте добро! Творите! Создавайте красоту и благо!
В это столько прекрасного, чистого, настоящего!

23:10 

Я так рад тебе, дневничок. Столько всего бы мог сейчас глупого сказать хорошему человеку, да ты спасаешь. Зачем мы ждём что-то от людей? Неужто они дают нам повод? Ведь никто не обязан радостно взвизгивать, стоит тебе появиться рядом – это уже право, а не обязанность. Твоим шуткам могут смеяться и из сострадания. С тобой могут общаться просто потому, что вдруг решили позаботиться и добры сердцем сами по себе. И уж тем более никто не должен писать тебе благодарности, если ты сам для кого-то что-то сделал. Это ведь был твой выбор. Твой поступок, который ты конечно же делал не для того, чтобы что-то услышать, а от чистого сердца.
Врёшь себе, Лай? 8
Вру. Так отчаянно, что самой тошно от себя. 7
Ничего, это пройдёт. 8
Как и всегда. Пройдёт, да оставит грязную серую полоску. 7
*целует в лоб* 8
Спасибо, ты всегда рядом *тихонько плачет* 7

22:42 

Ты сегодня плыла в бреду, хватая воздух жадно, будто в последний раз. Слов было невозможно сдержать, а я хотел взять пример. Почему мы так просто нарушаем свои клятвы, данные от всего сердца?

04:02 

Чертовски странно писать что-то в это время ночи.
В Питер пришла духота. Та самая настоящая февральская квартирная духота, когда на улице уже плюс, а батареи всё топят. Причём топят так, как не топили всю зиму до этого.
Узнал много печальных новостей. Даже страшно стало, что такие люди существуют, что им веришь, а в конце оказывается, что ты был лишь инструментом.

Искренне надеюсь, что у одного паренька всё будет хорошо в будущем. Всё же он теперь держит этот жалкий шматок прогнившей насквозь нитки в своих руках.
Может быть когда-нибудь он сможет каким-то чудом превратить его в настоящий прочный канат. Я верю в него. Таких людей нынче мало.


Новый дом открывает свои двери. Странно заходить туда в юбке, широко демонстрируя белозубую улыбку, при том намеренно идя туда, чтобы отрастить щетину погуще.

Странно, как же велика моя наивность. Словно ребёнок витал всё это время. Элли ведь говорила, что всё так и будет. Не смеялась, не шутила, а была честна и старалась уберечь.
И в кого я такой упёртый вообще?) Хорошо, что она есть рядом. Всегда. Что бы ни случилось.

Обещал Мами ложиться пораньше, а сам... Забавная она всё же.

Мысли скручиваются в клубок. Ровный такой. Красивый. Завтра дома ждёт пёс с которым я сто процентов буду досыпать свои положенные часы.

21:26 

Странно это – ждать чего-то от других. Ведь никто ничего не обязан на деле, и все наши (мои) ожидания – лишь самообман.
Иногда задумываешься: не будет ли лучше вообще никогда и ничего не ждать: дружбы, симпатий, общих интересов.
Так радостно смотреть на других. Столько людей вокруг подходят друг другу *улыбается*
А мне вот там места явно нет. Словно пытаешься кусок из другого пазла вклеить.
«Вот этого к этой, вот ту к тому…» А в итоге провожаешь всех, маша платочком, осознавая всю глупость содеянного. Не умею я радоваться за других по-настоящему.

15:37 

Вновь хочется начать писать странности. Словно "спонтанное желание читать рэп", только на свой лад.
Не хочу беспокоить никого: знаю, что слишком навязчивый.

Теперь красная нить кажется совсем другой. Нет, она вовсе не стал хуже или лучше, не крепче и не гнилее. Я просто понимаю, что мне не нравится этот цвет, эта факутра. Я не хочу вновь взять её в руки, тянуть за собой или идти сделом.
Я предпочту оплести свои рога солнцем и лазурью. Они куда более подходят светлому их оттенку и ярким волосам.

Но пусть касаются лишь слегка, не заползая в сердце, не затмевая взор.
Интересно, будет ли рада солнечная ниточка конфетам?

14:18 

Как странно видеть происходящее совсем другими глазами. Не стоять на стороне «волков», а иметь своё мнение.
Может, я, конечно, всё ещё подвержен влиянию, но вот глядишь и понимаешь: неправильно поступают. И хочется вмешаться, пусть даже мгновение назад и мило болтали.
Спасибо вам, две Ю., что сняли с глаз пелену.

22:08 

Первая страница дневника. Какая она должна быть? Сильная и смелая, полная надежд и стремлений? Или наоборот: трагичная и чувственная.
Наверное, такая, что просто покажет, о чём я переживаю здесь и сейчас.
Сегодня я впервые начинаю писать о том, что на душе не кому-то, чтобы пожаловаться или стало легче, а самому себе.

- Здравствуй. Что ты делаешь?
- Веду дневник.
- Хм. Интересно. И зачем ты его начал вести?
- Думаю потому, что вдохновился чужим.
- Вечно ты всё у других перенимаешь.
- Нет, не всё. Пишу я потому, что сам так захотел.
- Верно. Хоть что-то ты в жизни сам решил.


Неужто как-то так это выглядит?
А может: Сегодня был обычный и в то же время неповторимый день. Проводил сетевую подругу виртуальным «счастливо» на поезд, пообщался с одной милейшей солнцеокой болтушкой на форуме, узнавал новые грани одного очень интересного и приятного мне человека.
Странно, насколько вот такая виртуальная забава как дневник может показать тебя другому человеку. Совсем не то, что общение 1 на 1.
Сегодня я действительно радовался тому, что меня есть новые знакомые. Странно, и когда это виртуальность так меня утянула, что я с большей охотой поговорю с ними, чем пойду на прогулку по зябкой погоде вечнодождливой вместе с реальным человеком. И нет, я ведь не боюсь людей, просто те мне безумно наскучили своей обыденностью и неумением говорить.
Кофе в банках оказался редкостной дрянью, зато мясо на косточке неожиданно порадовало своей нежностью…

Интересно, кому будет интересно читать это? Кому вообще может быть интересно, что я ем?
Сегодня думал о том, что на форумах все сбиваются в стайки. Или стаи. Даже и не знаю, кого и как назвать. Куда ни сунься, на какой уголок ни загляни, везде «Воландеморт» и его прихвостни.
И я не скажу, что они все плохие ребята. Хорошие, да только уже не можешь им довериться и общаться так, как раньше. Чувствуешь, что везде западня и обман. Но ведь это было бы правдой, имей я реальный вес. А так – лишь иллюзия моей больной головы.
И вот ещё что: я предпочту летать стайкой с птицами, творящими своим пером шедевры, нежели бегать с волками, рыскающими скандалы и не умеющими ласково взглянуть на тебя.

Дорогой дневник, прости за то, что перепачкал твои страницы.

За кожурой

главная